Пауэрфлаинг
©1997 Вадик Сено.

Я поехал в Англию брать интервью у пионеров Power Flying с глубочайшим чувством обиды на своего редактора. За последний десяток лет я повидал такое количество "прогрессивных" видов спорта, что мой интерес к ним пропал навсегда. Самые, казалось бы, безумные идеи сегодня находят воплощение в новом виде спорта. Поначалу вся эта тенденция была хотя бы нова, но со временем приелась.

Хотя, конечно, с редактором не поспоришь -- пришлось браться за работу. Про Power Flying я никогда в жизни не слышал, поэтому стал наводить справки еще в Москве. И сразу же узнал, что про Power Flying из моих коллег тоже никто ничего не знает. "Значит редактор бросил меня на какой-то неперспективный проект", проносилось в моей голове. Поэтому я решил не забивать себе мозги "серьезной подготовкой" и прямиком направился на интервью с Майклом Киннерсом и Роном Дювье, основоположниками Power Flying.

Я. Скажу вам честно, я ничего вообще не знаю про Power Flying. Все мои попытки разыскать хоть какие-то сведения про этот вид спорта не увенчались успехом.

МК. Я бы удивился если бы тебе это удалось. Я не люблю называть Power Flying видом спорта. Я считаю, что PF это больше склад ума, скорее даже стиль жизни.

РД. Правильно. Это точно не спорт. Хотя может быть для футболиста футбол -- тоже не спорт, а смысл существования.

Я. Расскажите немного об этом виде спорта... пардон, об этом "складе ума".

РД. Power Flying это в двух словах -- свободное парение. Ты одеваешь крылья и летишь.

Я. Одеваешь крылья? Как дельтапланеризм?

МК. (смеется) Нет. Точно не как дельтапланеризм. Хотя все начиналось именно с этого. Рон в свое время был проектировщиком дельтапланов для маленькой английской фирмы. Он пытался создать самый маленький дельтаплан, чтобы как можно ближе приблизиться к мечте о свободном полете. А я в то время работал в Южной Африке, береговым инспектором на одном из курортов. И вот однажды Рон приехал в наш отель.

РД. (перебивает) Мы познакомились на пляже. Майкл не хотел разрешать мне протестировать мой новый дельтаплан. Он боялся, что я упаду на отдыхающих и ему за это достанется.

МК. Да... наше знакомство началось со ссоры!

РД. Да. (смеется) Но потом я ему сказал, что могу его научить летать на дельтаплане, мы встретились на следующий день и Майк впервые почувствовал что значит по-настоящему летать. После этого он совершенно изменился.

МК. О, да! Это уж точно. Дельтаплан Рона отличался от всего, что я видел. Он был очень легкий и когда я впервые оторвался от земли... я почувствовал что-то. Полную свободу.

РД. Но конечно это не была "полная свобода" -- дельтаплан все еще был очень тяжелым и впечатление от этого портилось. Поэтому Майк мне так прямо и говорит: "А почему бы не приделать крылья прямо к человеческому телу? Тогда нам не понадобятся никакие опоры, можно будет летать как птица".

МК. Конечно... мне казалось что все это очень просто -- прилепил крылья к телу, сиганул со скалы, ну и запарил как орел... Рон же рассчитывал физические силы и говорил, что летать как Икар можно только в детских сказках.

РД. (смеется) Я подумал, что этот наглец не прозанимавшись дельтапланеризмом и месяца пытается учить меня -- эксперта, твою мать! Но видимо детская простодушность Майкла произвела на меня впечатление. Я решительно приступил к дизайну нового дельтаплана, основой которому будут не титановые трубки, а менее надежный материал -- человеческое тело.

Тут Рон и Майк решительно обрывают интервью и говорят, что продолжат завтра, после того как покажут свое мастерство. На следующее утро, ни свет ни заря, ко мне в комнату вваливаются мои новые друзья и в приказном порядке советуют одеваться. Я быстро соглашаюсь и уже через десять минут мы на бешенной скорости мчимся в Брайтон, к пляжу. На пляже нас встречает "тусовка", состоящая из десятка молодых людей -- все возбуждены до предела. Они одеты в теплоизоляционные костюмы и при нашем приближении некоторые начинают выражать недовольство по причине нашего опоздания, вся вина за которое быстро сваливается на меня.

Через каких-то полчаса мы все забираемся на песчаную гору. У всех присутствующих на запястьях и на плечах закреплены металлические кольца с крючками. Из маленьких рюкзаков каждый достает крохотные, аккуратно сложенные крылья из прозрачного материала, на вид -- прочный полиэтилен. Крылья закрепляются на кольцах и... представление начинается. Первыми идут Майк и Рон -- это как ритуал -- первыми идут основатели. Майк отходит на сто метров от края горы, затем разгоняется и стремительно бежит к обрыву. В этот момент я ловлю себя на мысли, что только и думаю о том, что произойдет если крылья "не сработают". И действительно... Майк камнем летит вниз, к воде. Я весь в напряжении -- с такой высоты падение в воду не сгруппировавшись может закончиться фатально. Но через какую-то долю секунды он все же группируется и, энергично выкинув руки в стороны... взлетает вверх и с большой скоростью летит уже ввысь. Затем делает сальто, и разрезая холодный воздух устремляется прямо в берег. И вдруг случается невероятное -- он на какое-то время останавливается в воздухе, как будто невидимая рука держит его. А после этого резко, как выпущенная из лука стрела, взмывает в небо.

Такого я никогда не видел. Возможно я так бы и стоял с раскрытым ртом перед обрывом, если бы мое внимание не привлек Рон. Он, плавно оттолкнувшись от берега, медленно запарил параллельно земле. Сделав несколько взмахов руками-крыльями он без особых усилий поднялся заметно выше. Еще несколько взмахов и он поднимается еще выше. Он повторяет движения крыльями еще несколько раз, пока не поднимается на впечатляющую высоту. Внезапно Рон складывает свои крылья и решительно идет головой вниз прямо в воду. Он погружается в воду, а затем выныривает из нее с невероятной силой и опять, стремительно набирая высоту взлетает на прежнюю высоту. Сравнение с чайкой было настолько очевидно, что я даже как-то саркастически отнесся к своему "таланту" нахождения эпитетов.

Затем полетели и остальные пауэр-флайеры, но они летали немного хуже чем Майк и Рон, видимо у них было меньше времени на практику. И все же я впервые в жизни пожалел о том, что не ношу с собой фото-аппарат. Вся картина летающих (и при этом не падающих) людей казалась очень уж сюрреалистичной. Как картина Сальвадора Дали, что ли? (Еще одно плоское сравнение). Вскоре, изрядно налетавшись Майк с Роном подходят ко мне. Они ухмыляются, видимо дебиловато-удивленное выражение на моем лице все еще не стерлось оканчательно. "Время ехать домой", - произносит Рон.

И вот мы снова в отеле. Я готов продолжать интервью. Майк и Рон отказываются -- время посещения бара. Мы спускаемся в холл, заказываем виски без льда. Постепенно мои собеседники "разогреваются" и после очередного "шота" виски предлагают наконец продолжить разговор у меня в номере.

Я. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Который раз убеждаюсь в правоте этой народной мудрости. Power Flying -- на мой взгляд самый впечатляющий вид спорта из всех мною когда-либо виданных. Я не понимаю как получилось, что он еще не приобрел широкую популярность, которой он безусловно достоин.

МК. Мы держим его в секрете. Знаешь почему? Многие считают нас психами. Пара пацанов из нашей команды убились, пытаясь делать различные трюки. Знающие люди называют нас Phucking Freaks (PF), та же аббревиатура, что и в названии, но, как они говорят, "передает содержание лучше".

Я. Но так же убиваются и многие другие. Например гонщики или те же парашютисты.

РД. На то, чтобы научиться летать как мы с Майком у людей уходит до года времени интенсивных тренировок. Держать тело так, чтобы оно было прочной опорой для крыльев -- дано далеко не каждому. Кроме этого -- размещение веса, огромная нагрузка на мышцы, и даже аэродинамика. Да и купить снаряжение -- это стоит больших денег... хотя сейчас мы берем деньги по принципу "заплати сколько сможешь".

МК. Да и некоторые начинают делать свои модели по чертежам Рона.

Я. У меня такое чувство, что вы что-то утаиваете. Все эти ваши причины не выглядят очень уж убедительно.

РД. (улыбается) А он настоящий репортер... (пауза) Ну ладно, давай вернемся к истории Power Flying. Вчера мы закончили на том, что я начал проектировать новый вид дельтаплана, фактически его даже нельзя было назвать дельтапланом. Мы назвали его условно -- Power Flyer. Но вначале было только название. Дизайн не "клеился". Даже когда на бумаге проект казался вполне реальным, прототип не работал.

МК. В общем не хватало прочности тела человека.

РД. Да, человеческое тело слишком эластично для таких нагрузок.

МК. Я помню... один раз мы хорошенько повеселились в клубе и возвращаясь ночью я спросил у Рона, что будет если мы изменим тело человека?

Я. Изменение тела человека? Это не очень здоровые мысли...

РД. Вначале и я так думал.

МК. Но эта идея так прочно засела в мою голову, что я просто не мог остановиться. Ведь сама идея "изменить" человеческое тело не является такой уж фантастической или такой уж дьявольской.

РД. Вспомни например протезы или искусственные внутренние органы.

Я. Протезы сделаны для инвалидов. Человек одевает протез от безысходности а не от своей прихоти.

РД. Безысходность понятие очень относительное. Ведь ее нельзя измерить в каких-то физических единицах! Мы тоже столкнулись со своего рода безысходностью. Но дело даже не в этом. Люди изменяют себя не только от физической безысходности. Возьми тысячи девчонок, которые делают себе силиконовые или соевые вставки в задницу! Это тебе безысходность?

Я. Вообще-то нет. Но эти люди хотят быть красивее...

МК. (грубо) То-есть их желание стать красивее тебе понятно, а желание человека быть счастливее, возможно испытать на себе что-то не из этого мира и жить только ради того, чтобы летать ты понять никак не можешь?

РД. (поворачивается к Майклу) Успокойся, Майк. Разве ты не помнишь, как я сам отнесся к этой идее вначале? (обращаясь ко мне) Даже после долгих споров с Майком у меня было такое чувство, что мы "насилуем" святую-святых этого мира. Мои мысли развивались так: ну допустим, мы немного "улучшим" свои тела, для того, чтобы стало возможным летать как птица. Потом кто-нибудь сделает себе жабры, чтобы плавать под водой без акваланга, или приделает себе ноги страуса, чтобы бегать со скоростью 100 миль в час.

Я. Вполне логичное продолжение "улучшения" тела...

РД. Да, конечно. Я вначале немного испугался, но потом плюнул на все это -- больше всего в жизни я хотел парить в воздухе без дурацкого дельтаплана на спине. И мы решили сделать это. Я прочитал тыщу книг по анатомии и физиологии человека. И мы узнали, что "изменений" не должно быть много. Маленькая пластинка из прочного материала на спине, чтобы не выскочили позвонки и сквозные дырки в предплечье и плече, чтобы придать крыльям нужную устойчивость.

Я. ДЫРКИ?

Майк снимает с себя джемпер и стягивает эластичный бинт с плеча. Чуть пониже плеча я с безошибочно различаю стержень, который проходит прямо сквозь руку Майка. Не дождавшись никакого ответа от меня, он снимает с запястья браслет и моему взору предстает еще один такой стержень.

МК. Стержни проходят прямо через кость, они надежно там закреплены. Никакой боли нет, заражения от стержней тоже быть не может, этот материал используется медиками специально в таких целях.

РД. Когда мы решили сделать операцию, мы нашли одного доктора, который согласился на наше предложение. Этот доктор был моим старым клиентом, и он, к нашему удивлению, тоже решил присоединиться к нам.

МК. Я подумал, что первым должен был пройти операцию я. Потом, проведя тесты Рон смог бы точнее просчитать места, где должны быть просверлены дырки. Поэтому мои дырки расположены не в самых удачных местах. Многие трюки, которые вытворяет Рон, мне просто не сделать.

РД. Операция была не очень сложной, и уже через неделю мы приступили к тестам. Поначалу Майк падал вниз как кусок кирпичной стены. Я даже подумывал, что он зазря сделал себе операцию. Но он, в отличии от меня, не сдавался. Наблюдал часами за птицами, летал на дельтаплане, изучал аэродинамику, по ходу внося корректировки в конструкцию. Его опыт помог мне устранить одну очень большую ошибку в модели.

МК. Но все равно, я падал с обрыва в воду как бревно. Я даже не очень-то успевал раскрывать крылья. И все это в течении двух месяцев. К этому времени Рон уже как полгода не работал, и у нас заканчивались деньги. Однажды Рон решил взяться за проект в Лондоне и уехал на пару недель. И, как по закону подлости, в тот день, когда он уехал, я сиганул вниз с обрыва и вдруг полетел вверх. От неожиданности я даже чуть инфаркт не схватил. Я тут же позвонил Рону и он, кинув все, примчался обратно. А я уже летал во всю.

РД. Я тут же сделал операцию и стал тренироваться сам. Слава богу, что у меня уже был хороший тренер (хлопает Майкла по плечу). Через пару месяцев мы с Майком летали так, как будто родились с крыльями на плечах.

МК. Вот и вся история нашего спорта.

Я. Сказать по правде, я приехал сюда думая, что это будет еще одно скучное интервью. Никогда не думал, что все будет настолько необычным.

МК. Только у нас к тебе одна просьба. Мы не хотим особого внимания со стороны общественности. Нас заклюют, поставят клеймо "безумцев"... они нас точно не поймут.

РД. Но такое и нельзя понять. За то, что я испытываю в небе каждый раз, когда парю, я бы не задумываясь отдал пять лет жизни.

Я. По вашему выходит, что в том, что вы сделали нет ничего плохого или необычного. Но у меня все еще какой-то неприятный привкус во рту от ваших "телесных изменений".

РД. Я не предлагаю никому сделать то, что сделал я. Возможно для многих это невероятно. Но для многих это ничуть не хуже пластической операции. Причем наши причины мне кажутся гораздо более вескими, нежели желание кого-то стать красивее...

Вот такое получилось интервью. Приехав в Москву я его полностью переделал и предоставил редактору как рассказ об еще одном дурном и скучном виде спорта. Вначале я не понимал, почему я это сделал. Ведь дали же они мне интервью, знали, что опубликую. Но никак я не мог забыть образы этих "летающих людей". Мучался, мучался, а однажды получил приглашение от Майка на слет Power Flying' 95. Ну, собрался и поехал. Я был очень рад встрече с Майком и Роном. Когда сказал, что не опубликовал наше интервью, они лишь посмеялись.

Как потом оказалось, я далеко не первый журналист, который "не написал" о Power Flying. Все они сейчас летают вместе с Майком и Роном. Ну а Майк и Рон... они все очень хорошо придумали -- приглашают корреспондентов с большинства печатных изданий, и тем, кто по их мнению захочет стать Power Flyer-ом, они показывают настоящий PF. Ну а остальным -- показывают бег трусцой, с дельтапланом на шее, говоря при этом, что такой спорт как нельзя лучше влияет на здоровье.

Сам я летаю уже больше года, и скажу вам честно -- такого вам никогда в жизни не испытать. Ну а дырки в руках... просто научился не показывать на людях.

Обратно
©1999 Вадик Сено. Хочешь бросить мне пару строк или излить свою электронную душу? Кидай мыло на slaveri@usa.net.