Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир (с)1999, Вадик Сено

Маленькая желтая планета нехотя вращалась под действием гравитационных сил. Вихри поднимали пыль и песок с поверхности планеты, закручиваясь в огромные песочные столбы. Куски планеты вырывались с корнем из ее чрева и выплевывались обратно при столкновении с тысячей других смерчей. Иногда смерч поменьше поглощался большим вихрем и тогда они уже вдвоем неслись по этой пустыне, в поисках выхода накопившейся энергии. Метеориты и остатки космических кораблей легко проходили сквозь жидкую атмосферу планеты и врезались в поверхность, оседая в зыбкую пыльную почву. Это была скучная планета, солнце вначале нагревало одно полушарие, потом, когда планета подставляла свою тыльную сторону лучам звезды, оно прилежно светило инфракрасными лучами на другое полушарие. Перепады температур создавали естественный круговорот, и газ, падкий на тепло, несся поближе к солнцу, только для того, чтобы через несколько часов понестись обратно. Эти бесконечные движения и губительное действие солнца избавляли поверхность от непрошенных визитов космических обломков. Планета замазывала свои раны, превращая огромные глыбы и титановые сплавы в мягкий песок, без цвета, запаха и вкуса.

Требуется немало времени, чтобы переработать корпус упавшего спутника, многочисленные вихри поднимали каркас, раздирали его на части, закапывали в недра планеты, вскоре опять поднимали вверх, перемешивали с булыжниками и тоннами пыли, пока наконец убиенный не становился равноправным обитателем планеты, давая жизнь миллиардам крохотных пылинок.

Один раз в много, много лет монотонный лик планеты иногда озаряли пролетающие кометы, которые сияли своими длинными хвостами и отражались от кристаллических пылинок. Тогда поверхность планеты превращалась в красочный пейзаж, который не суждено было увидеть никому. Радужно переливались пылинки, вращаясь и веселясь от созданного ими идеала. Вся планета вспыхивала разноцветным весельем, устраивая огромное импрессионистское пиршество света. Но вскоре, взмахнув хвостом, комета улетала, направляясь к другим нуждающимся в ней мирам, которые также ждали ее появления, затаив дыхание и считая звездные года.

И тогда планета опять превращалась в монотонную пережевывающую машину, забывая прежнее веселье и радость. Вихри продолжали свое многолетнее брождение, метеориты, чувствуя притяжение к поверхности этой желтой планеты, не в силах удержаться от желания очутиться в объятьях этой загадочной тусклости, падали в недра земли. Космические обломки, поначалу казавшиеся интересными своими попытками рассказать историю прошлой жизни многочисленными надписями, микросхемами и проводами, в скором времени стали казаться одинаковыми и только навеивали большую грусть на планету, которая постепенно стала терять дыхание и волю к жизни. Ее вращение становилось все медленнее и медленнее, ее вихри все более вялыми, ее пылинки перестали светиться.

Но было на этой планете и что-то особенное, что-то настолько сильное и необычное, что за много миллионов лет планета не смогла превратить это в бесцветную пыль. Даже вихри сторонились, обходили стороной этот яркий предмет. Огромный золотистый шар, последний настоящий житель планеты, вращался в нескольких метрах от поверхности, имитируя монотонность своего бытия. Его гладкая оболочка была настолько безупречной, что наглые пылинки, пытаясь облепить шар, всегда терпели поражение, зацепившись было на долю секунды, они моментально падали в бездну своих более мудрых или менее решительных коллег. Шар кружил вокруг планеты, вращаясь вокруг своей оси, выставляя светопоглотительные панели, питаясь добротой солнца. Он проходил сквозь вихри, совсем не замечая их могущества. Конечно, совершенный механизм шара не имел возможности думать, он не мог понять отчаяния пылинок, одиночества планеты, рабства песчаных вихрей. Он двигался вокруг планеты, бездумно, бесцельно, бесчуственно. Его аморальность коробила планету, но за много миллионов лет она смирилась с причудами этого своего последнего жителя.

Что-то было странное в шаре, огромном, диаметров в пятьсот метров, вращающемся, подставляющем свои огромные энергетические панели к потоку электронных зарядов. Внутри шара массивные компьютеры обрабатывали каждое его движение, мощные аккумуляторы превращали энергию солнца в резервную пищу, миллиарды и миллиарды микросхем, облаченные в суперсиликоновые одежды и соединенные пучками световолокна, призрачно мерцали, передавая информацию и анализируя внешний мир. Но самый большой интерес представяла именно поверхность этого огромного механизма. На том месте, которое не было занято датчиками и светопоглотителями, яркими люминесцентыми буквами было написано: "ИСПОЛНИТЕЛЬ ЖЕЛАНИЙ".

Обратно
(x)1999 Вадик Сено. Хочешь бросить мне пару строк или излить свою электронную душу? Кидай мыло на slaveri@usa.net.