Ч Т О Н А Ш А Ж И З Н Ь И Г Р А (тм)

Премысль. Что наша жизнь? У каждого на этот счет свое мнение. Для меня жизнь – игра. Невероятный по тупости аттракцион, в котором нас гоняют как шарики, мы сталкиваемся, теряем ускорение, скидываем других, прилипаем друг к другу, лишь в минуты глубокого личного кризиса замечая комичность всех людских действий.

Я познакомился с ней, как и обычно бывает, совершенно случайно. Хорошо набравшись пива, я не вернулся к себе домой, а, что не столь обыденно для меня, поехал к другу, с которым мы, собственно говоря, и нажрались, домой. Случайного в этом ничего не было, я уже как два часа назад решил к нему поехать, а он, будучи мягким человеком, на мое явное предложение переночевать у него, ответил почти чистосердечным приглашением. Цель поездки тоже была определена заранее. Где-то к седьмой бутылке, когда разговор зашел напрямую о девушках, он решил признаться, что к нему домой, а он снимал квартиру вместе с двумя девчонками, о которых несколько позже, завтра приедет одна девчонка, которая все еще учится в школе, и которая очень «маленькая и тупая».

Маленькая и тупая, описание, которое для многих, возможно, не является чем-то привлекающим. Для меня же «маленькая и тупая» означает нечто, сравнимое только с таким ангелочком женского пола – эрекционный праздник души. Конечно, перед тем, как в истории появятся педофилические нотки, необходимо раскрыть ее настоящий возраст – ей было 16 лет, хотя через два дня ей исполнится 17, это-то и послужило причиной ее приезда, потому как она захотела праздновать в большом городе, а повествование это я веду как раз из большого города. Как я понял из неохотливых рассказов моего друга, она была симпатичной девочкой, блондинкой. Теперь я был просто обязан поехать. Кое-как добравшись до его жилища, а мы взяли мотор, и платил он, пока я делал вид, что ищу деньги в своем пустом кармане, мы поднялись по скрипучей гнилой лестнице на третий этаж и очутились в слегка грязной, облезлой квартирке. На диване большой комнаты сидели две девчонки, которые делили квартиру с Денисом, моим другом. Этих девчонок я уже видел, одну звали Зина, другую Кира. Обе находились за чертой привлекательности, не с той стороны.

Во всех историях, придуманных или правдивых, читателю всегда необходимо познакомиться с внутренним миром главного героя истории, чтобы знать, в каких ситуациях смеяться над происходящим, а в каких раздраженно водить глазами или, что еще прекраснее, плакать. Я не плохой человек. Даже больше, я себя считаю очень хорошим. Но окраска приобретает значение только при наличии обозревателя. Ну, начнем характеризовать. Я считаю, что все люди глупы. Я считаю, что люди не умеют понимать друг друга, что они ценят бесполезные вещи и проходят мимо действительно важных, необычных, красивых и замечательных вещей. Я другой. Или надеюсь, что другой. Я кажусь тихим, скромным, застенчивым, забитым, медлительным, вялым молодым человеком. Это не так. Вялость и тихость мне необходимы для проведения наблюдательской деятельности. Для того чтобы раскрыть сущность особей, этологу нужно наблюдать за ними в непосредственной близости, тщательно скрывая свое присутствие. Этолог человеческих душ – профессия не простая, малопривлекательная и мучительная. Но какое удовольствие получаешь тогда, когда однажды, ты раскрываешь сущность особи, находишь ниточку, и ты знаешь, что, дерни ты за нее, весь микромир особи разрушится, почва выскользнет из под ее ног, стерев все предыдущие убеждения, желания и привычки. Ты понимаешь, что для этой особи ты стал Богом, и ее благосостояние зависит от твоего милосердия. Как ученый, не убивший белую мышку смертельной дозой нового экспериментального лекарства, ты ничего не делаешь только потому, что можешь.

Почему же я поехал? В тот момент, когда Денис, высунув сигарету изо рта, сказал, что Лиза – маленькая и тупая – приедет к нему завтра, я почувствовал что-то. Не знаю, что это было. Я мог увидеть ее ауру, мог определить ее внешность по интонации его слов, мог соединиться через космос идей и примкнуться к ее образу… Скорее всего, мне просто нечего было делать и в душе я наделся, что девушка будет красивой, что она полюбит меня, мы поженимся, заведем детей, в общем, кто много пьет, тот знает.

Мы немножко покурили с девчонками, посмотрели телик, грустно посмеялись и разошлись по комнатам, точнее они разошлись, а я остался в гостиной, спать на крохотном диванчике, подогнув под себя ноги. Мне было удобно, меня грели пьяные мысли завтрашнего дня.

На следующий день было тяжело. Голова двоилась, водка на столе не привлекала. Хозяева еще спали, а мне в чужом доме всегда хочется вставать пораньше. Первым делом, несмотря на стук в башке, я пробежал глазами по книжным полкам. По тому, что человек читает или хотя бы выставляет для любования, а смею вас уверить, люди читают гораздо меньше, чем выставляют, можно определить практически весь его внутренний мир. Убедившись в интеллектуальной непритязательности своих хозяев – выставленный напоказ Шекспир явно не сочетался с соседствующими кулинарными книгами, сборниками анекдотов и дешевыми пост-советскими детективами – я схватил сборник Зарубежной Фантастики 1976 года и пошел в ванную, плескаться и почитывать.

Она была красива. Отличная фигура, маленькие, но, несколько забегая вперед, упругие груди, шелковые светлые волосы, но не настолько, чтобы назвать ее блондинкой, пухлые губки, стройные ножки.

На ее день рождения мы пошли в бар. Было нас человек десять, все мои друзья или знакомые. Все ее друзья остались там, откуда она приехала. Я знал, что ее друзья состояли целиком из ее бывших, настоящих и потенциально будущих парней. Я ей понравился.

Денису она тоже понравилась. Я чувствовал, что поступаю не очень хорошо, наступая на его желания. К тому же, я уже решил сегодня опять ночевать у них дома. Оставалось только добиться его приглашения.

Мы решили организовать большую вечеринку у них дома, и я, целиком и безвозмездно, предложил свою помощь. Надо будет с самого утра сходить в магазин и купить продукты. Мне это сошло с рук.

Физическое знакомство с девушкой я всегда начинаю со ступней. Мало кто знает, но ступни, мало оберегаемые обладательницами, это ключ к успеху. Посудите сами, начав лапать ее грудь, или залезая ей в трусы, ты, тем самым, показываешь ей, что тебя интересует только секс. Лаская лицо и волосы, ты пытаешься пролезть в ее душу. Целуя ее руки, ты становишься ее слугой. Остаются щиколотки и ступни. Ей приятно твое внимание, и, в то же время, ее подсознательное не бьет тревогу.

Я влюбился. Мы встречались два дня в неделю, когда она приезжала на выходные. Прижимая ее к себе, дотрагиваясь до нее, играя с ее волосами, я получал удовольствие большее, чем от полной программы со своими предыдущими избранницами. Секс стал чем-то особенным и торжественным. Моя этология вся пошла насмарку, я стал жить действиями и чувствами, а не наблюдениями. Злость и чернуха, которые я всегда считал естественной частью своей персоны, исчезли без следа. Я начал слушать поп-музыку и получал удовольствие от романтических комедий. Я поглупел и поумнел одновременно.

Я знал, что долго это не продлится.

Однажды, две недели после того, как я с ней познакомился, я решил покопаться у нее в сумочке, пока она принимала душ. Я обнаружил маленький блокнотик, в котором, помимо тупых надписей вроде «купить юбку» и аккуратных телефонных цифр, я увидел превеселую таблицу, в которой она пыталась проанализировать те или иные качества своих бывших парней. Юмор, секс, романтич., богат., внешн., люб. По десятибалльной шкале она выдала оценки шестерым несчастным; я получил средний балл, круто подфортила девятка за «юмор», предстоит работать над единицей за «романтич»., с пятеркой за «внешн.» придется мириться, про шестерку за «секс» лучше не думать, семерка за «богат.» была дезинформацией-шуткой моего друга. Но самой обидной была оценка за «люб.». Если я правильно экстраполировал продолжение этого двусмысленного сокращения, она таким образом оценивала свою любовь к партнерам. Ко мне она испытывала двойку.

Сложите мою двойку с количеством побывавших у нее в гостях парней за последний год – в таблице были даты – и мои шансы на продолжение отношений становились шаткими.

Я должен оставить ее себе. Я знал, что она меня никогда не полюбит.

Я дарил ей цветы, писал стихи, рассказывал анекдоты, врал про несусветную зажиточность своих родителей, купил Камасутру и справочник-словарь современного секса. Время шло, и я проигрывал битву. Чем дальше она отходила от меня, чем больше она смотрела за мою спину в глаза восхищенных бизнесменов, тем больше я хотел ее.

Оставался последний шанс.

Мое знание этологии наконец пригодилось. Я составил план, в случае успеха которого она навсегда станет моей.

Когда я был гораздо младше, меня всегда интересовал парадокс женитьбы. Ведь если ты кого-то любишь, то в общем-то и жениться нет надобности, а если нет, тогда зачем же жениться? Тогда я еще не знал про аналоговую сущность нашего мира. Люди женятся от усталости, для богатства, тайком завлекая супругу или супруга в дьявольский мир обыденной жизни, люди женятся для того, чтобы носить кольцо на руке, получить скидки на семейный билет в музей, от скуки и злости, помешательства, огромного желания с кем-то переспать, для создания семьи, продолжения рода, в поиске чего-то, для предотвращения старения. Мой план был прост. Она, как и все обычные люди, а она была обычной в своих желаниях, ничуть не отличаясь от низших животных в своих предпочтениях и действиях, выставляя секс, побрякушки и лесть на первое место своих потребительских списков, хотела выйти замуж и продолжить свой род, в душе она верила в эволюцию, хотя носила золотой нательный крестик. Если я смогу убедить ее в том, что выйдя замуж за меня, она получит возможность не только продолжить свой род, но и получить все скидки в музеи и кинотеатры, я добьюсь ее прямого согласия, и пускай сердце ее будет против, связь наша будет прочна, потому что будет основана на взаимном использовании. Моя любовь найдет теплое местечко в сексе с ней, а ее материальные потребности будут реализовываться по мере развития моих рыночных способностей.

Конечно, приятней жениться на девушке, испытывающей теплые чувства к тебе. Но как-то начинаешь задумываться, а придет ли такая девушка? Есть ли она? Не напутал ли кто-то и не послал ее искать меня в ледниковый период? Мы все играем в рулетку. Ставки увеличиваются, ты ждешь того момента, как выпадет твое число, но если ты проиграешь – ты потеряешь все, и, скорее всего, уже не успеешь набрать необходимые ресурсы для повторной игры. Умные ставят на цвет, теряя или приобретая постепенно новые возможности и ресурсы, карабкаясь поближе к картинке своего счастья.

Для того, чтобы цель моя была достигнута, ей предстояло забеременеть. О да, напасть всех девушек приятного возраста, беременность пугает, не дает им заснуть после полового акта, они прислушиваются к работе своих органов, пытаясь услышать дыхание нового организма. В каждом презервативе я аккуратно проделывал дырочки, надеясь на то, что какой-нибудь храбрый сперматозоид отважится отправиться в роковое путешествие. Постепенно, на параллельном, духовном, фронте я вел психологическую войну. Как и каждый обычный человек, она была подвержена влиянию СМИ. Оставалось только найти аргументы против аборта, и пичкать ее ими до тех пор, пока она не станет ярой противницей этого неестественного, детеубийственного акта. Оставались некоторые слабые места. Она еще могла найти мне замену, а также, побочным эффектом ее анти-абортивных убеждений стало развитие в ней сильного феминизма. Существовала опасность того, что она в конце концов решит стать single white female.

Многие проблемы решаются через родителей. В большинстве случаев именно родители делают выбор за свою дочку. Они косвенно или прямо решают за свое чадо ее судьбу, и, будучи обычными людьми, они также озабочены продолжением рода, и поэтому неустанно работают в этом направлении, доводя дочку до такого исступления, что она прыгает из постели в загс с первым встречным, лишь бы не слышать больше своих родителей. Она не часто виделась со своими родителями, а поэтому мне предстояла трудная и хлопотная работа по сближению ее с родней. Это не так и просто. Самые темные места в истории человека обычно связаны с семьей. Ее проблемы в этой сфере также не отличались особой сложностью. Используя чистый подхалимаж и учтивость, я подчинил волю ее матери – теперь она была моим союзником. Оставалось только соединить все вышеописанное в целостную стратегию. События необходимо было предсказать довольно точно, чтобы ее отношения с матерью, беременность, необходимость продолжения рода, материальные желания заставили ее выйти замуж за меня.

Через некоторое время появился ребенок. Она, как и было запланировано, вышла за меня замуж. Она стала другой. Она так и не полюбила меня, но она стала хорошей женой, хотя, видит Бог, это требовало огромных затрат с моей стороны. Я сыграл. Иногда, когда сплю, я чувствую себя счастливым. Она тоже вполне счастлива, один раз она даже сказала «я люблю тебя», чтобы доставить мне удовольствие.

Обратно
©1999 Вадик Сено. Хочешь бросить мне пару строк или излить свою электронную душу? Кидай мыло на slaveri@usa.net.