Лотерея.
©1997 Вадик Сено

Черный Крайслер на полной скорости врезался в бетонную перегородку автомагистрали, посыпались искры, через мгновение я услышал громкий хлопок, потом скрежет. Крайслер резко рванул влево, видимо водитель пытался исправить ситуацию и крутанул рулем в противоположную сторону. От такого быстрого маневра машина накренилась и через мгновение перевернулась на крышу и все еще с большой скоростью полетела в кювет.

Так получилось, что в кювете лежал я. Пару часов назад я вышел из дома моего друга и побрел в сторону дороги, поймать такси. У моего друга был день рождения и мы выпили огромное количество спиртного. А когда я выпиваю, меня всегда тянет погулять. Так вот и шел по направлению к дороге, хотел поехать в город. Внезапно дорога ушла из под моих ног и я очутился в том самом злополучном кювете. Пока летел вниз я успел вывихнуть ногу и поэтому мой мозг решительно отказался приказывать моим ногам ползти, и тут я пришел к выводу, что надо бы просохнуть перед тем как предпринимать попытки выйти из сложившейся ситуации.

Каковы же были шансы того, что в то же самое время напившийся кретин поедет к "телкам", не справится с управлением и упадет в кювет в том самом месте, где просыхал я? Я думаю наравне с выйгрышем лотереи.

Конечно я не видел машины, меня разбудил очень громкий хлопок, звук мнущегося металла и бьющегося стекла. Я еще не понимал что происходит, когда на меня сверху обрушилась темная гора. Боли я не почувствовал. Не было даже испуга. Просто гора чего-то. Даже не понимал чего. Единственное, что показалось мне странным - это полная тишина. Ни звука. И вдруг я услышал крик. Крик этот был самым страшным, ужасным, истошным из всего, что мне приходилось слышать. Как будто часть боли вышла с этим криком. Но самое страшное было то, что кричал я. Мне потребовалось несколько секунд чтобы понять это. И когда я понял, в конце концов я осознал что случилось. Тогда пришла боль. Тогда я стал звать о помощи, и казалось прошла вечность перед тем, как кто-то стал светить фонариком в темноту. Все что я слышал -голоса, мужские голоса, они спрашивали если кто-то остался в живых.

Я кричал, кричал, но никто меня не слышал. Внезапно мое сознание отделилось от моего тела, я получил возможность наблюдать за происходящим со строны. Я был одним из тех мужчин с фонариками, прислушивался, и не слышал ничего. Тогда я собрался с силами и крикнул последний раз. Раздался лишь жалобный стон. Но этого было достаточно, потому что они услышали мой стон и побежали ко мне. В этот момент я потерял сознание.

Я хотел бы сказать, что в то время, пока я был без сознания ко мне явились ангелы, или я увидел белый свет. Но не было ничего. Потеря сознания, затем пробуждение. Я не знаю сколько я лежал в безпамятстве, но наверное долго, потому что когда я очнулся вокруг меня уже носились доктора. В тот миг, когда я очнулся, я не помнил ничего. Где я, кто я, почему я. Постепенно, каждую долю секунды провалы в памяти заполнялись, пока я не вспомнил, что произошло. Тогда опять нахлынула боль. Только в этот раз мне казалось что это происходит не со мной. Да, все происходящее было очень реальной но лишь иллюзией.

Вдруг один из врачей сказал: "Мы его не сможем вытянуть, нужно вызывать пожарников с резаками". Эти сухие слова вернули меня обратно к реальности. Потом приехали пожарники, они все ходили и смотрели на меня. Они ничуть не беспокоились, в их глазах не было страха или беспокойства. Еще один день для них. Потом принесли автогены, разрезали машину и достали меня из под тонны металла. Водитель и пассажир Крайслера были мертвы.

Меня медленно положили на носилки, боясь повредить позвоночник. Потом засунули в скорую и повезли в госпиталь. Врач подумал что я уже пришел в себя и стал спрашивать телефон родственников. Я смотрел мимо него безразличными глазами. Какая разница, когда они узнают? Чем позже, тем возможно лучше для них.

Все остальное я уже не помню, возможно сыграл роль укол обезбаливающего. В общем, докторам пришлось ампутировать мне обе ноги, до колена. Что должен чувствовать человек, когда он очнувшись обнаруживает что у него нету ног? Я не знаю. Уже некоторое время спустя пришло "почему я?", потом обида, потом шок, потом бессилие. Но в самом начале... лишь пустота. Я не могу объяснить почему пустота. Возможно слишком много мыслей пытались пробиться, возможно нервная система пыталась защитить меня от удара по моей психике. Но я думаю, что у меня не было никаких мыслей. Безвыходность ситуации была настолько очевидна, что мозг просто перестал думать.

Трезво оценить ситуацию я смог гораздо позднее. Тогда, когда увидел плачущую мать, серьезного отца, понял, что моя жизнь внезапно завершилась, будущее было перечеркнуто шальной рукой судьбы, все. И вот тут пришла жалось к себе. Как много я бы мог сделать за все это время, как много осталось незаконченных дел. Как много сказал я плохого людям, как много хотел сказать хорошего.

Следующий месяц я провел думая почему Бог выбрал именно меня. Конечно абсурдный вопрос. Почему я... такой вопрос может задать себе каждый, но это был всего лишь закон случая, нелепое совпадение. Но все же я корил себя за то, что пошел к автостраде, за то что выпил так много. Даже за то, что пошел на этот день рождения. Я все думал, как это было бы легко и просто не пойти тогда. В моих снах я часто переиначивал события того дня. Вот я собираюсь, вот я еду, и вдруг вспоминаю что забыл позвонить. Возвращаюсь домой и узнаю, что праздник отменяется, что все решили собраться в кафе в городе. Я еду в кафе. Мы сидим, смемся, разговариваем. Я еду домой, ложусь спать. Просыпаюсь.

И всегда в такие моменты, когда я просыпался, ко мне возвращалось безжалостное чувство реальности. У меня нет ног. Нет ног. Еще пару секунд я тешил себя мыслью, что у меня они все же есть, что реальность - это плохо закрученный сюжет, но потом я просыпался полностью и начинал тихо плакать. Несправедливость.

Через неделю своего пребывания в больнице я начал верить в Бога. Я вдруг очень ясно осознал, что случившееся - кара за мои грехи. Таким образом Бог испытывает меня. Я попросил медсестру принести мне Библию и целыми сутками читал ее. Наступил час понимания. Как по-детски я радовался когда видел, как Бог помогает тем, кто в него верит. Верил, что наступит время, когда Бог отдаст мне то, что он у меня взял. Когда докажу ему, что я его слуга. Когда отдам ему часть себя, чтобы он отдал ее мне. Я молился ночами, заучивал целые страницы и шептал их пока не засыпал от физического истощения.

Через месяц меня отправили домой. "Операция прошла без осложнений", сказали доктора, пытаясь порадовать меня и моих родителей. Какие осложнения? Если бы были осложнения, им бы пришлось отрезать еще три сантиметра? Или десять сантиметров?

Родители суетились вокруг меня, пытались заговорить со мной, но я лишь смотрел вдаль, я не хотел говорить. Я не хотел думать.

Еще через месяц моя вера в Бога прошла. Если он так любит испытывать других, пусть найдет себе кого послабее. Если единственный способ поверить в Бога - лишить человека его ног, мне не нужен такой отец. И так, за один день, я отрекся от Бога.

Я стал много читать. Платон, Цицерон, Ницше, Макиавелли, Плутарх, Хоббс, Герцен, Берлин, Рассел, Руссо, Маркс, Аристотель, Кропоткин, Вебер. Я читал, я спорил, я думал. Никогда в жизни я так не думал. До этого мне мешали ноги. Я вырабатывал свои собственные доктрины, которые рушились со временем и с получением новых знаний, я вел беседы с великими ушедшего времени, я полемизировал, оспаривал, радовался своим мелким победам и получал наслаждение от своей правоты.

Время шло. И постепенно родители начали упрашивать меня поступать в университет. Я помню как тогда кричал на них. "Это не моя вина! Так получилось! Теперь вы хотите выставить меня на посмешище! Безногий инвалид в университете. Если я слишком многого прошу, выкиньте меня на улицу. Зачем вообще надо было меня рожать!". Мои доводы были однобоки, но мои слова, переполненные желчью ненависти доводили родителей до белого каления.

И все же, родители прощают чаще и больше чем дети. И мать не уставал повторять одно и то же. Она просила, говорила, умоляла, плакала, кричала. А я все еще злился на нее. Несколько раз решительно сползал с кровати и пытался уползти из дома. Я по настоящему считал, что они хотят избавиться от меня. А мать думала, что я ее ненавижу. Так продолжалось до тех пор, пока мать не сдалась. Она перестала говорить со мной, лишь приносила поднос с едой, через час возвращалась и забирала. Не проронив ни слова. Отца же я вообще не видел. Он никогда не приходил ко мне в комнату.

Как-то раз я решил выбраться из комнаты в коридор, захотел посмотреть на мир снаружи. До этого мать несколько раз пыталась заставить меня выйти, хотела свозить меня погулять. Но я все время отказывался. Не хотел видеть веселье. Хотел, чтобы весь мир был черным, скорбящим, знающим о моей потере. Но в этот день я все же решил выползти наружу. Мать поставила в моей комнате инвалидную коляску, но я ей никогда не пользовался, поэтому я решил просто проползти в коридор. Когда я шлепнулся на пол и пополз к двери, я вдруг почувствовал себя беспомощным жуком, прямиком из "Метаморфозы" Кафки и мне стало почему-то очень весело.

Я резко открыл дверь, я смеялся, я действительно радовался впервые за эти три месяца. Из моих глаз текли слезы, из носа струились сопли, но я был счастлив как никогда. Захотел было выползти и окликнуть мать, но вдруг меня посетила другая, более подходящая идея. Я пополз обратно к кровати, к тому месту, где стояла коляска. Мне потребовалось несколько минут, чтобы наконец забраться на инвалидное кресло. Когда наконец мои попытки увенчались успехом, немного потренировавшись с управлением я выехал из своей комнаты.

Прислушавшись, я уловил какие-то звуки на кухне, поехал прямо туда, наверное мать готовит мне обед. Когда наконец въехал на кухню, мать как раз резала овощи для салата. Она услышала скрип колес и повернулась. Увидев меня она обомлела. Увидела улыбку на моем лице. Слезы. Я сказал: "Мама, прости". Мать подошла ко мне и обняла меня, потрепала волосы, прижала к груди. Я обезумел от счастья. Я не потерял самое главное в этой жизни. И никогда не потеряю.

Обратно
©1999 Вадик Сено. Хочешь бросить мне пару строк или излить свою электронную душу? Кидай мыло на slaveri@usa.net.