Клерк Майкл
©1996, Вадик Сено

-- И я отомщу за братьев своих и заплачу за их страдания вашей кровью. И да исцелит ваша боль их раны. Аминь.

Как только он произнес эти слова, он нажал на курок. Первой жертвой стала пожилая стерва с бесформенной фигурой. Бам! Следующим упал тупой коп, который чуть не расплакался от бессилия. Бам! Мальчик, который начал ныть то ли от громких выстрелов то ли от вида крови. Бам! Двойняшки в коляске, с их замороженными, ничего не выражающими лицами. Бам! .. Бам! Теперь мать, кинувшаяся их спасать. На ней было надето платье на пару размеров больше чем полагалось. Наверное забеременела еще раз. Как будто двоих было недостаточно. Бам!

Какой-то старикашка упал на пол, видимо схватил инфаркт. Чтобы убедиться... Бам! Не пошевелился, видимо зря истратил патрон. Ничего, не даром прихватил с собой еще две обоймы. Теперь ты, дура. Девчонка в мини-юбке. Совсем еще недавно это тело, перенасыщенное физической страстью строило глазки всему магазину. Бам! В конце концов осталось только двое живых. Пацаненок и пенсионер. Еники-беники-ели-вареники-еники-беники. Бам! Пацан. Теперь надо выходить. Наверное снаружи полно копов. Надо брать мужика и идти. Он что-то там пищит, пытаясь защититься от ударов рукояткой. Сука! Выходи, выходи.

Снаружи все кишит копами. Все пистолеты направлены на меня. Медленно, но верно. Тихо, тихо. Неожиданно мужик вырывается и начинает бежать к копам. Бам! Дыра в спине и он падает. Копы открыли огонь. Первая пуля в бедро. Падаю. Вторая в левую руку. Дрожащей рукой поднимаю пистолет и стреляю в одного из копов. Все как-то плавно и медленно. Коп падает - пуля в висок.

И вдруг я очень ясно увидел пять пуль, летящих по направлению ко мне. Я ныряю вниз, за труп пенсионера. Третья пуля попала прямо в глазницу. Никакой боли. Только темнота. Четвертая, пятая, шестая, седьмая, восьмая... Тупицы, я уже и так мертв...

-- Я выполнил долг перед братством, теперь мое место в раю.

* * *

Майкл проснулся весь в поту. О, боже! Какой страшный сон. Страшный, кровавый кошмар. Больное воображение. И в то же время все было так реально. Боже, что это могло значить?

Это был первый раз в жизни когда он увидел кошмарный сон. Кошмарный сон, который произвел на него впечатление большее, чем что-либо в его жизни. Жизнь клерка нельзя назвать полной приключений и опасности. Поэтому этот сон его просто ошарашил. Майкл даже сходил в книжный магазин, почитать сонник, для трактовки сна. "Ожидайте нового активного сексуального партнера". Он даже не хотел думать насколько активным будет его новый сексуальный партнер, что он способен вызывать ТАКИЕ сны. Этот кошмар вообще не вызывал никаких ассоциаций с сексом у Майкла. Какие идиоты писали эту книгу? Мудаки.

Майкл был зол. В его жизни наконец-то случилось то, что он не мог понять. Он чувствовал, как часть его бустует, пытается сказать ему что-то. Но что же это, что ждать от "этого"? Постепенно злость прошла. Началась повседневная жизнь, но Майкл чувствовал что он не может больше понять себя самого. Нет, конечно не все время... но иногда он ловил себя на мысли что с ним происходят какие-то изменения.

Второй сон был намного спокойнее первого. Те же убийства, только теперь уже все произошло намного спокойнее, никто не кричал. Сон был намного менее красочным. Видимо поэтому Майкл отнесся к "повтору" более спокойно. Наверное все эти кошмары все же из-за проблем с личной жизнью или там плохих электро-волн из кровати. Даже и не знаю. Что-то в общем.

Постепенно Майкл просто-напросто принял за должное то, что человек не способен себя понять полностью. Очень логичное умозаключение, просто наверное не было раньше ситуаций в его жизни, когда происходило что-то необъяснимое. Да и не может человек так долго думать о каком-то сне. Постепенно все само собой успокоилось, так и не достигнув никакой развязки.

Он даже не заметил как его начали раздражать люди. Этот дебил в ресторане принес кетчуп вместо майонеза. Таксист, везущий домой самым дальним путем. Люди стоящие в дверях, раговаривая, не замечая что они создают препятсвия для других людей - входящих и выходящих. Бомжи, назойливо пытающиеся всучить тебе газету. Прохожие, с их всепоглащающим безразличием. Клерки в государственных учреждениях. Они думают что они так важны, эти пешки в системе бюрократии. Люди. В чем суть их жизни, что они хотят? Каждый хочет гораздо больше того, что когда либо сможет получить и потому живет не вкусив счастья. Счастье... просто картина идеального будущего в их бошках. Как они не понимают, что ключ к счастью - минимальные желания. А они все хотят и хотят, несчастные твари.

Третий сон, четвертый сон и последующие были повторением второго. Люди умирали, истекали кровью, были расчленены, сожжены и съедены. Майкл ничего не понимал. Конечно эти сны его уже давно не раздражали. Но все равно, Майкл не любил эти кошмары. Не хочу их! Отдайте мне мои нормальные, серые полу-эротические сны с участием секретарши босса! Заберите этот бред. Он даже уже помышлял сходить к психиатру. Записался на прием, но не пошел. Испугался. Они ведь могут меня отправить в лечебницу, думая что я болен или опасен для общества. Что они знают про людей? Психология - наука основанная на моральных устоях врачей. Наука... смешно даже. Ну да и как они мне смогут помочь, если у них у самих проблем на каждом шагу. Я просто удивляюсь их немочности. Чему их учат в университетах?

Вдруг! Майкл начинает видеть стороны людей. Другие, темные стороны. Ревность, жадность, похоть. Ехидство, эгоизм, злорадство. Как они могут это скрывать друг от друга? Рабочий, радующийся тому, что его коллеге отказали в повышении, только из-за того, что он тогда не чувствует себя проигравшим. Отец, который очень уж сильно интересуется своей дочкой. Жена, изменяющая мужу за то, что он не уделяет ей внимания. Везде грязь. Серая, обволакивающая грязь. Внутри нас. Ее так много, что ее уже невозможно скрыть. Она превращается в облака и преследует нас повсюду. Те, у кого ее нету непременно попадают в одно из облак и окутываются с ног до головы. Потом уже, злорадно улыбаясь они карабкаются куда-то вверх чего-то, даже не вспоминая время, когда в их головах зарождались ростки индивидуализма.

Следующий месяц прошел относительно спокойно. Сны уже приелись, смерть во сне. Ну и что? А сколько человек умирают наяву! Во сне хоть вся планета взорвись, ничего страшного нет. Реальность, ее надо бояться. Реальность... как ни парадоксально, но именно реальность нам и подвластна, в то время как сны следуют своей логике.

Вчера Майкл ходил в магазин. Там была маленькая девочка. Она на него так посмотрела, как бутдо он ей понравился. Такая симпатичная девчушка. Может быть ему тоже нужны дети? Но только я не выношу их писка. Если они молчат или улыбаются, тогда хорошо. Красиво, почти сексуально. Если бы не ее годы, Майкл бы подумал что она с ним заигрывает. Да? А что годы? Может же ребенок чувствовать сексуальное влечение. Каждый созревает в разное время. Да и что это за нормы? Кто устанавливал такие нормы? Не я. Значит не мне их соблюдать. Конечно, он не будет ничего с ней делать... конечно нет, но это не значит что он принимает нормы. Нормы... что кому когда делать, когда можно чувствовать то, когда можно делать это... Что за странные законы, кому они выгодны?

Этой ночью ему снились маленькие девочки. Они обхаживали его, они смеялись, в них не было ничего темного. Они не насмехались над ним, не изменяли ему. Не врали, не издевались. Вот он, смысл жизни. Взрослые - это коррозия. Заржавелые души, ничтожные крохи святой незапятнанной мысли.

Этот сон произвел на Майкла большое впечатление. Во-первых он опять подумал что может быть с ним происходит что-то странное. Может действительно пойти к психиатру? Он долго думал об этом и вдруг осознал, что может понять всех этих маньяков и убийц. Они не такие плохие, как некоторые хотят показать. У них нет выбора. Общество вынуждает их идти на это. Эти сволочи, сытые хари. А они ломаются, ломаются как спички. Жизнь требует слишком больших затрат, не все способны бороться. А что если я пойду к психиатру и все ему это скажу? Это поможет им может сократить количество массовых убийств... Нет, они меня посадят. Меня, хотя в действительности может быть они и есть сумасшедшие. Сумасшедший? Не я. Не я.

Майкл уволился с работы, он не мог скрыть раздражения от своего босса. Секретарша его не замечает, хотя сука, трахается с боссом каждый вечер. Конечно это и понятно, ведь весь мир поделен на грузики. Каждый хочет грузик побольше. А к грузику приделана маленькая бирочка со стоимостью. Ну и конечно каждый хочет бирочку подешевле.

Майкл стал бояться за свою жизнь. Слишком опасно, мне нужен пистолет. И ножи. Ножи, чтобы убить если кто-то захочет убить его. Ничего другого ему не нужно. Только может пойти на курсы по стрельбе, чтобы стрелять метко. Не надо тратить патроны зря.

Курсы прошли хорошо. Ха-ха-ха. Он был лучшим на курсах. В голову с 50 метров. Инструктор посоветовал пойти в кружок по стрельбе. Кружок. Говорить с этими людишками ни о чем, соревнуясь в меткости, чтобы они потом пытались отыграться на нем после того, как он их разделает в их хобби. Нет, я так не думаю.

Я потратил все свои деньги на оружие. Как хорошо ощущать себя во власти над событиями. Как хорошо ощущать, что если бы не стремление человечества к убийству и насилию, технология бы развивалась с гораздо меньшей скоростью. Как хорошо ощущать, что религия - придуманная кем-то детская небылица, произведенная на свет из-за огромного желания одного пророка спасти людей от само-разрушения. Как хорошо ощущать, что мораль - искуственно заложенная в нас идея. Я первый кто знает, но скоро поймут и другие.

Майкл вдруг внезапно понял что значил его первый сон. Это был тест. Если он хочет лучшей жизни, он должен доказать это. Как? Показать, что все эти неудачники ничто по сравнению с ним. Я был клерком слишком долго. Самоубийство. Он должен будет убить себя, так он докажет что он силен, настолько чтобы проститься со своей жизнью. Ведь сила не в том, что ты живешь свою жизнь. Жизнь дается сама. Настоящая сила в полном владении своей жизнью. Если человек может при желании лишить себя же своей жизни - это настоящая сила!

Новый сон. Он кончает жизнь самоубийством. Режет себе вены одним из пяти своих ножей. НЕТ! Конечно нет! Конечно! Это не тест. Он должен сделать что-то большее. Конечно, он знает что он должен сделать. Конечно. Он знал это с самого начала. Он не мог это объяснить, боялся честно признаться, что он должен это сделать. Так же как и видел. Как просто.

Майкл ничего не спланировал. Все произошло само-собой. Зашел в банк. И вдруг увидел, что там все так же как и во сне. Те же люди, вот этот гомик, с крашеными волосами. А этот рабочий, стоит в очереди, чтобы получить свои гроши. И вон еще девки-клерки. Все как в первом сне. Два корейца, пытаются на ломанном языке объяснить что им нужно снять все деньги со своего счета. Женщина-менеджер и парализованный инвалид в коляске. Все это он видел так реально во сне, а теперь все это так же реально происходит.

Он достал пистолет и медленно и споконо проинес:

-- Вы создания дьявола, вы грешны. Я не в состоянии исцелить ваши прогнившие души, но я дам вам достойную смерть.

Как только он произнес эти слова, он нажал на курок. Первой жертвой был этот никчемный инвалид с бесформенной фигурой. Бам! Следующим упал тупой работяга, который чуть не расплакался от бессилия. Бам! Менеджер, которая начала ныть то ли от громких выстрелов то ли от вида крови. Бам! Два корейца, с их замороженными, ничего не выражающими лицами. Бам! Бам! Теперь их клерк, кинувшаяся было на пол. На ней было надето платье на пару размеров больше чем полагалось. Наверное забеременела. Как будто она сможет их обеспечить на свою жалкую зарплату. Бам!

Какой-то старикашка упал на пол, видимо схватил инфаркт. Чтобы убедиться... Бам! Не пошевелился, зря истратил патрон. Ничего, недаром прихватил с собой еще две обоймы. Теперь ты, дура. Девчонка-клерк в мини-юбке. Совсем еще недавно это тело, перенасыщенное сексуальной энергией строило глазки всему банку. Бам! Теперь осталось только двое живых. Панк и пенсионер. Еники-беники-ели-вареники-еники-беники. Бам! Пацан. Теперь надо выходить. Наверное снаружи полно копов. Надо брать мужика и идти. Он что-то там пищит, пытаясь защититься от ударов рукояткой. Сука! Выходи, выходи.

Снаружи никого. Полиция не успела еще подъехать. Все прохожие разбегаются. Как же они тупы, я не хочу в них стрелять. Я наконец сделал нужное дело. Все прошло по плану. Мужик брыкается, пытается вырваться. На, сука! Бам! Падает на асфальт.

СТОП! Что-то не так. Слишком легко переплелась реальность и вымысел. Я все же не смог отличить происходящее от мыслей. Смерть человека в моем сне не равна по значмости смерти реальной. В чем же ошибка? Где проходит грань между реальностью и полетом фантазиии? Если люди перестанут видеть грань... в ходе технологической эволюции... без наследственных моральных устоев... мы все умрем... нет, может они другие? Может только у меня возникали странные мысли в голове? Может их мысли действительно ограничены генами? Может я - инвалид, единственный из них, который может думать обо всем?

Вой сирены. Еще и еще, со всех сторон. Они едут. Ха-ха. Тест. Машины остановились. Майкл услышал команды. Брось оружие! Идиоты. Неужели они не видят, что он - маниакальный убийца? Бам! Один коп слег. Пуля в голову.

И вдруг темнота. Я не вижу ничего, только чувствую дикую боль в голове. Майкла отбросило назад, за труп старика. Странно, кажется я что-то хочу сказать, но не могу. Очень больно.

Обратно
©1999 Вадик Сено. Хочешь бросить мне пару строк или излить свою электронную душу? Кидай мыло на slaveri@usa.net.