Предисловие автора.

Манифест Индивидуалиста был написан А. С. Белкиным в 1999 году. Целью этого философского трактата не является попытка завербовать в ряды индивидуалистов новых членов. Индивидуализм не религия. Индивидуализм не смысл жизни. Индивидуализм это и есть сама жизнь. Без разукрашенных в красочные цвета стен, без голубых потолков и светлых надежд для стареющих тел. Индивидуалист живет в мире, ему не нужны искусственные запреты и крепкие догмы. Ему не нужны идеологические построения. Индивидуалист - это человек повзрослевшего общества. Не убер-человек Ницше, хотя вы найдете много схожих черт, а человек, для существования которого не нужны искусственные преграды детсадовских государств и доктрин. Индивидуализм есть мир и мир есть индивидуализм.

Данное издание является непроверенным черновым вариантом, написанным в чрезвычайно короткие сроки, и потому возможно содержит существенное количество ошибок и неточностей. Надеюсь это не повлияет на вашу способность воспринимать содержание текста.

А. С. Белкин
a_belkin@usa.net
http://members.tripod.com/vadikseno/belkin
Лондон, 4 марта 1999 года.





Манифест Индивидуалиста или Белкина Правда
(черновое издание)

Призрак витает над Европой - призрак Индивидуализма.

В то время, как развивающиеся страны и опустившиеся во грязь беспредела Советы занимаются политической риторикой, в то время, как капиталисты налегают на машину перекачки денег для покупки нового офиса на Уолл-Стрит, в то время, как коммунисты и религиозные фанатики играют в короля горы на опустевшем месте национального мировоззрения, именно в это время, наше время высоких технологий и нигилизма мнений, незаметно, со все более нарастающей силой призрак индивидуализма захватывает сердца потерянной в блеклом мире молодежи.

Бесконечные идеологические войны, убивающие миллионы людей, запачканные кровью безумных и невинных, смердящие ложью и оппортунизмом вызвали в нас антагонизм к человечеству. Мы презирали вашу историю, мы плевали на ваши флаги, мы орали матом от ваших гимнов, мы занимались сексом под окнами ваших сталинских домов, мы любили друг друга в хрущевских картонках, мы смеялись над вашим снобизмом, мы окунались с головой в грязь, дабы не замарать свои руки в ваших делах. Мы сдавали в макулатуру ваши книги, будь то наглый советизм идеологических учебников, интеллектуальный диссидизм солженициных, дешевый эммиграционизм лимоновых или размазанные нюни лермонтовых. Мы страдали от непонимания, злости, алчности и желчи. Мы превращались в мизантропов, тучи безысходности сходились над нашими головами, готовясь поглотить нас целиком, так же как когда-то они выдернули сердца у декабристов, герценых, бакуниных и кропоткиных. Мы сжимались в упрямые клубки нервов, перекатываясь под действием обрушившейся на нас реалии зла.

Но таких, как мы становилось все больше. Вскоре мы увидели друг друга - потные, замаранные тела со светящимися глазами. Мы окрепли от понимания того, что мы не исключение... с каждой секундой мы превращались в правило.

Было бы нечестно пытаться представить нас героями индивидуализма, мы ими не были. Обществу понадобился не один десяток противников устоев (Галлилео, Свифт, Золя, Берроуз...), чтобы индивидуализм смог развиться в общее явление. Учителя христианства открывали глаза на искусственность религиозных воззрений полисов. Философы и ученые дали нам возможность почувствовать почву под ногами. Художники, поэты, писатели и кинематографисты отодвигали искусственные барьеры стареющих устоев. Хиппи и нигилисты воевали с застойным дебилизмом домохозяек и отставных полковников. Эти люди противопоставляли себя обществу, веря в возникновение лучшего мира, мира в котором можно было бы впервые вздохнуть свободно. Мира индивидуализма и открытости.

Мы - всего лишь продукт своего времени, зайтгейст развитого либерализма западной культуры. Мы прошли сквозь антагонизм, мы полюбили мир сквозь ненависть и наконец приобрели возможность жить не сгибаясь. Но то, что грядет в ближайшем будущем удивит многих. Приготовьтесь к откровению индивидуалиста.


ПРЕДЫСТОРИЯ

Историческое развитие общества описывалось в многочисленных научных, теологических и философских работах. Здесь я привожу самые главные факторы, которые привели к развитию индивидуализма. Данный экскурс не является академическим исследованием, что полностью отвечает целям манифеста.

1. Первобытнообщинное общество.

В лучших традициях философии 19-го века я начну свои рассказ с первобытнообщинного общества (причины возникновения общества как исторический феномен нас здесь интересовать не должны).

Первобытные общины строились на семейном признаке. Вожаком стаи был физически и умственно превосходящий других кандидатов примат. Организация в стаи происходила из-за лучшей защищенности такой структуры от внешних нападок. Человечество развивалось по стандартным законам дарвинизма.

Но человек отличается от других животных одной особенностью, которая каким-то образом осталась незаметной для большинства философов и академиков. В отличии от других приматов человек не подчиняется эволюции. Он выше и важнее эволюционного процесса. Дело в том, что для эффективности эволюционных сил необходимо наличие недоступной надструктуры природы. Внешняя реальность не может быть видоизменена, иначе силы дарвинизма становятся импотентными. Поясню на примере. Существо, попавшее в новую среду (скажем, глобальное похолодание) почувствует на себе эволюционные силы только если оно не может видоизменить среду. Человек одевающий шкуру убитого гризли перечеркивает весь эволюционный процесс с легкостью, достойной восхищения богов.

Таким образом история человечества делится на две части: (1) борьба с окружающей средой и (2) социальная борьба.

Кроме того, важны и другие особенности человека: процесс старения, память и продолжительность жизни. Необходимо подчеркнуть, что процесс старения не позволяет одному примату узурпировать все племя в течении всего жизненного процесса. Память позволяет человеку темпорально совершенствоваться. Наличие перекрывающихся поколений позволяет говорить о существовании общественной памяти (новое поколение уже знает как делать копье, им не надо придумывать все заново). Продолжительность жизни важна в нескольких аспектах. Самые важные: (1) риск потери жизни велик для живущих дольше; (2) возможность изменения среды обитания (как натуральной так и социальной) и извлечения личной выгоды долгоживущих.

Последняя особенность человека, которую стоит упомянуть - он испытывает удовольствие от некоторых материальных и духовных ценностей. Такие основы, как безопасность, сытость, удовлетворение сексуальных желаний являются для человека безусловно ценными вещами.

После этого необходимого отступления вернемся к развитию общества. Вожак стаи старея терял привилегии, описанные в предыдущем абзаце. Кроме того, несчастный случай мог привести к ситуации, когда раненый вожак превращался из всемогущего примата в обузу для племени. Таким образом, мы сталкиваемся с первым историческим антагонизмом. А именно, с проблемой поддержания привилегий вожака.

Очевидное решение задачи для вожака - найм охраны и прекращение практичной деятельности, из-за которой вожак изначально и был нужен. Такое действие означает необходимость расширения племени и поощрение технологических развитий, улучшающих безопасность (опять-таки, от внешних и внутренних угроз) племени.

Конечно, наличие личного войска у вожака не означает его безопасность. Войско может в какой-то момент предать вожака, чтобы заполучить желанное место. Этот второй антагонизм повлиял на возникновение религиозного государства. Вожак становился мистической фигурой, вера в неприкосновенность вожака вдалбливалась в головы младенцев и стариков. Научные трюки и физическая сила использовались для достижения цели - закрепления статуса вожака.

2. Фараоны, Рабство, Феодализм.

Я не буду здесь рассматривать причины возникновения греческой демократии, которая опередила время на несколько тысячелетий, и является оазисом индивидуализма в мире хаоса.

Перейдем к следующему этапу - этапу роста численности племен, роста продолжительности жизни и еще одному этапу исторического антагонизма. Развитие технологий в области социально-сдерживающих структур (железное оружие, тюрьмы, и т.д.) и сравнительная обузданность природы приводит к возможности эксплуатации верхушкой общества большинства. Развитие городских и племенных религий (то есть религий, которые ставили защиту племени и вожака выше других "задач") помогало сдерживать духовный антагонизм.

Резкое увеличение размера племени (несколько причин - (1) продолжительность жизни, (2) уменьшение натуральных (природных) рисков, (3) политика расширения для поддержки безопасности государства) означало возникновение класса приближенных к владыке, вскоре перерастающий в аристократию.

С развитием науки и со все большим отличием в уровне жизни между аристократией и рабами/работниками, духовный антагонизм развился в огромную проблему и ждал необходимой развязки.

3. Христианство. Индивидуалистическая религия.

События развились с появлением христианства. Христианство опровергло истинность религий, привязанных к отдельным государствам (в Римской Империи - к полисам), создав общую религию, вне зависимости от пола, происхождения, этического признака, и т.д. Кроме того, обещание спасения души снискало популярность среди измученных рабов.

Индивидуализм христианства плохо просматривается в историческом процессе, можно сказать больше - последующие события были возможно самыми ужасными и самыми жестокими во всей нашей истории. Но все же индивидуализм в идеологии (и под этим словом я понимаю "целостную систему идей и взглядов") христианства хорошо заметен. Во-первых, открытое членство. Во-вторых, теоретически маловажная роль церквей и других христианских организаций. В-третьих, очень продуманная и целостная идеологическая система, которая не потеряла свою актуальность даже сегодня. Христианство есть шедевр гуманизма, который попав в руки пошлых невежд и причинил больше боли, чем счастья.

4. Возникновение христианских государств. Подавление духовного антагонизма. Развитие технологий. Макиавеллианизм.

Возникновение христианских государств было огромным шагом назад во времени. Христианство, призванное развивать гуманизм и индивидуализм личностей стало игрушкой в руках правителей. Мощным идеологическим орудием. Христианское государство принимало правильность христианской идеологии, но правители, видоизменив христианские догмы, предстали пред верующими в обличьях святых. Таким образом простой по своей натуре духовный антагонизм государственных религий перерос в нечто более сложное.

Пару слов надо сказать и про технологический прогресс. Как уже говорилось ранее, наличие у человека памяти позволяет нам запоминать, накапливать знания. Этот натуральный процесс можно повернуть вспять, но ненадолго (хотя возможность уничтожения общества или памяти общества все же существует). Разрушение цивилизации (Греко-Римская война, падение Римской Империи) не стирает достижений уничтоженной цивилизации, какая-то часть (хотя бы факт существования уничтоженной цивилизации) ассимилируется захватчиком. Так что технологический прогресс (правильнее сказать - научный прогресс) есть естественная сила, которая движет общество (или человечество) вперед. К тому же это и единственная такая сила, так как эволюция здесь бессильна. Сразу надо отметить мои различия во взглядах с Марксом (которого я переиначил в первой строчке этого манифеста). Маркс считал, что обществом движут экономические (или по крайней мере реальные, научные) силы и антагонизмы. Я считаю, что обществом движет общественная память, которая может включать в себя не только реальные антагонизмы, но и антагонизмы идей.

Мои взгляды также отличаются и от Гегеля, который возвел свою великолепную идею о синтезе антагонизмов в теологическую систему. В отличие от Гегеля я не разделяю оптимизм детерминированности общества. Гегель уверяет нас в том, что из первичного, неосознанного состояния (Еден), человек пройдет тернистый путь проб, ошибок и находок к финальному синтезу, к первичной идее, и в этот раз будет способен осознать ее. Человек способен будет доказать существование Бога, таким образом дать возможность Богу осознать себя через нас. Это и будет финальный триумфальный синтез Бога и Сознания. Гегель не прав в двух аспектах - (1) на своем пути человечество может ликвидировать себя самое, тем самым прекратив процесс синтеза вообще и (2) естественный путь решения антагонизмов не решает проблемы сегодняшнего дня - люди, чьи черепа были раздавлены гусеницами танков и на чьи дома были сброшены атомные бомбы имели право на существование. Детерминированность синтеза не отвечает на другой вопрос - возможности бескровного, гуманного синтеза. Даже больше, детерминированность синтеза означает, что синтез должен пройти как можно более безболезненно для общества. На поле боя должны сражаться идеи, а не их носители.

Вернемся к историческому аспекту развития общества. Пролетим века инквизиций и безумия и приземлимся во времена Макиавелли (15-16вв). Считающийся некоторыми академиками основателем политологии, Макиавелли действительно одним из первых применил научный метод в изучении политики. Более того, он не побоялся сказать открыто о непреложных истинах. Конечно, Макиавелли никогда не был философом да и не стремился им стать. Его задачи были прагматичнее - установление и работа государства. Всем известный "Принц" не более является философским трактатом, чем "Басни Эзопа". И все же Макиавелли поставил общество пред проблемой - в аморальной (и здесь это слово используется в значении "без морали", а не в значении "безнравственность") среде безнравственные поступки окупаются, а нравственные караются смертью. Макиавелли предложил решение проблемы для своей узкой задачи, решение единственно возможное.

Оставим в покое самого Макиавелли, и рассмотрим историческую подоплеку. Флорентийская Республика и многочисленные соседи занимались междоусобными войнами, к тому же французы и испанцы стремились расширить свои владения. Вся эта турбулентность и привела Макиавелли (который проработал в правительстве республики 14 лет) к написанию "Принца". Индивидуализм Макиавелли заключается в том, что он стал открыто говорить на табуизированные темы (Заметьте, что такой прием широко используется и по сей день). Являясь продуктом своего времени и не создавая идеологических конструкций Макиавелли все же сумел шокировать весь мир (в отличии от Платона, который призывал убивать недоразвитых детей и разводить класс правителей на "фестивалях секса").

Итак, развитие науки (медицины и астрономии, в частности) вытеснило религию из многих мест, ранее доступных только приближенным богу. Начинается антагонизм христианства -трактовки, годами используемые ортодоксальной церковью вдруг стали конфликтовать с реальностью. Изменение трактовок невозможно из-за давних заявлений церкви о ее возвышенности над людом, о ее притязаний на понимание (и исполнение указаний) слова Божьего. Распад целостности христианства приводит к еще одному прыжку назад для индивидуализма. Люд не был способен отделить церковь от веры.

Кроме христианского антагонизма, развитие технологий позволяет в конце концов создание огнестрельного оружия, а также орудий массового уничтожения. Это развитие в скором времени позволит создание массовых группировок, способных свергнуть антагонизм государства.

5. Современное общество. Капитализм. Коммунизм. Либерализм.

Итак, развитие орудий массового уничтожения позволяет группе людей внести изменения в политической жизни государства. Антагонизм правителей и подчиненных, видоизменявшийся уже тысячи лет, наконец дал подчиненным возможность изменить ход истории. К тому же, церковь была отделена от власти из-за (1) отсутствия единой идеологии, (2) развития скептицизма общества и (3) возникновения класса рыночной буржуазии, которая поддерживала экономику страны (и тем самым спонсировала пиршества королей и королев) и вводила рыночные реформы, разбивая идеологические догмы церковных законов. Правительство в какой-то степени перестало ассоциироваться у людей с волей Божьей.

Два антагонизма привели к восстаниям против вожаков индустриализма. Постепенно процесс привел нас к обществу либерализма, в котором были посеяны ростки индивидуализма. Я не буду здесь говорить про коммунизм, который не состоялся как идеология, но который в какой-то мере привел к видоизменению индустриализма. (Либерализм в данном контексте есть капитализм с "дном", то есть капитализм с правами каждого человека на основные блага).


ЭКОНОМИКА И ИНДИВИДУАЛИЗМ

Технологический прогресс постепенно оставляет людям все больше и больше времени на удовлетворение своих желаний. Развитие общества можно проследить по количеству времени, затраченному на удовлетворение основных нужд (в особенности потребление пищи). С развитием технологий, у людей становится все больше свободного времени и все меньше ресурсов тратится на нужды.

Рыночный механизм распределения ресурсов работает только когда распределяемые ресурсы конечны, то есть желания должны быть лимитированы. Цена ресурса является способом распределения скудного ресурса. Но многие ресурсы не только нельзя оценить, они к тому же являются и бесконечными. Кроме того, большинство отношений в обществе проходит минуя рыночное распределение. Дружба, семья, хобби, интересы, смех, многие вещи невозможно оценить. С ростом эффективности, количество внерыночного распределения будет расти.

Рост внерыночного распределения важен для индивидуализма. Одним из наиболее важных элементов индивидуализма является различие во вкусах, преференциях, стилях жизни. Если мы определим нужды как общие желания, то есть естественные желания каждого человека принимать пищу, находится в тепле, и т.д., и определим желания как индивидуальные преференции каждого человека, то выстроив пирамиду всех желаний человека (в данном контексте нужд и желаний), технологический прогресс позволяет нам тратить все больше и больше времени на желания. Таким образом технологический прогресс и экономическое развитие имели огромную роль в развитии индивидуализма.

Несмотря на кажущуюся зависимость индивидуализма от технологического прогресса, мы не разделяем веру в технологии, в спасение души технократизма. Технологический прогресс является естественным процессом, как уже упоминалось ранее и в данном контексте используется в значении "научный прогресс". Я не отрицаю важность технологий, но вера в сверхважность технологий является абсурдной идеей. Технологический прогресс неотделим от общественной памяти и экономического строя.


ЧТО ТАКОЕ ИНДИВИДУАЛИЗМ?

И все же, "индивидуализм", слово мелькающее в манифесте чаще чем запятые все еще не был объяснен. Что это такое? Новая религия? Новый общественный строй? Новая экономическая система? Социологический термин?

Индивидуализм основан на вере в человека. В какой-то момент в жизни человек получает возможность мыслить самостоятельно, без костылей цензуры и помощи беневолентных правителей. В какой-то момент человек перестает быть ребенком и получает возможность действовать исходя из своих убеждений и взглядов. В какой-то момент человек задает себе вопрос: "Могу ли я доверить свою жизнь кому-то еще. Могут ли другие люди сделать что-то лучше для меня?". И когда его ответом становится твердое "Нет", он становится индивидуалистом.

Государство и индивидуализм.
В наше время государство играет в большинстве случаев роль няни. Оно не разрешает нам смотреть шокирующие фильмы, оно расставляет запреты, знаки, раздает пожелания, нравоучения и советы. Оно пропагандирует общественную мораль и поддерживает видимость порядка. Государство пытается во что бы то ни стало поддержать свою целостность, ценой своих же граждан, которых оно должно защищать.

Государство несет вред индивидуализму. Даже больше, государство и индивидуализм не совместимы, они идеологические соперники. Индивидуалист, не принимающий догмы и идеологические воззрения общества, действует только исходя из своих желаний. Государственность, национальность, гражданство, религия, догматическая мораль не представляются индивидуалисту ценностями. Даже больше, они несут вред индивидуалисту.

Национальность и гражданство.
Эти два стареющих апостола догматизма являются главным врагом индивидуалистов. Придуманные для защиты интересов вождя и государства, национализм и гражданство в умелых руках агитатора являлись мощнейшим оружием. Индивидуалист отвергает принадлежность к какому-либо государству.

Национальный признак имеет лишь исторический и этнический интерес и не влияет на действия индивидуалиста. Избавиться от национальности чрезвычайно трудно по нескольким причинам: (1) культурное воспитание исходя из национального признака и (2) языковой барьер. Человеку, рожденному в пре-индивидуалистическом обществе будет очень трудно выбраться за пределы искусственности догмы нации, но тенденция к анационализму проявляется уже сейчас.

С гражданством гораздо легче. Хотя языковые трудности имеют место, индивидуалист выбирает себе место жительства исходя из своих предпочтений. Интеграция западного общества уже позволяет многим избавиться от искусственности гражданства. Индивидуалист выбирает себе место жительства, более того он может менять место жительства когда его предпочтения меняются. Государственные барьеры воспринимаются всего лишь как пережиток догматизма.

Религия и расизм.
Религия и расизм являются еще одной догмой. Индивидуалист может верить в Бога, но понимая догматичность национализма, он отвергает национальные религии и расизм как еще два устаревших механизма поддержки вожака.

аксиома случайного рождения
Здесь необходимо пояснить одну из аксиом индивидуализма, чтобы понять антагонизм индивидуализма и религии, национализма и гражданства. Индивидуалист не верит в особенность своей нации и в особенность своих желаний из-за своей этничности в силу механизма случайности рождения. Человек не может заказать или предугадать свое рождение, поэтому национальность, пол, гражданство появляются у человека случайно (конечно эта случайность распространяется только на рожденного). Таким образом индивидуалист воспринимает свой национальный признак или гражданство как случай и для него эти признаки играют роль не больше чем цвет его глаз.

Национальная религия идет против аксиомы случайного рождения из-за того, что хоть рождение и случайно, человеку автоматически приписывается национальный Бог и национальные догмы.

Конечно, множество факторов противоречит с аксиомой случайного рождения, и в конечном итоге она возможно не сможет быть правильной во всех аспектах (например, случайно рожденный инвалид на данный момент имеет более узкий набор возможностей), но аксиома случайного рождения является хорошим инструментом проверки индивидуализма общества.

Культура и этничность.
Невнимательный или шокированный читатель обвинит индивидуализм в стерильности и культурной уничтожительности. Ведь убрав национализм, расизм, гражданство, религию мы убираем потолок, стены и пол любого общества?

Совсем нет. Индивидуалист отвергает догматизм. Он не отвергает желания и интересы людей. Интерес к своей истории, к своей этничности, к религии вообще не являются для индивидуалиста запретным плодом. Мы отделяем веру от религии и национальности, в этом вы можете нас обвинить. Но мы не вводим импотентность культуры, даже больше - индивидуалист действуя из своих интересов и желаний теперь сможет стать частью любой культуры. Люди будут собираться в группы и рассыпаться исходя из предпочтений а не случайности рождения. Если индивидуалисту рожденному в Сибири нравится культура Японии, он направится туда, вместе с австрийцем, китайцем, немцем и американцем.

Человек сможет поддерживать свою этничность, но этничность как догма не будет присутствовать при решении реальных политических и экономических вопросов.

Коммунизм.
Возможно у вас сложилось впечатление, что индивидуализм есть новая версия коммунизма. Смею вас уверить, это не совсем так. Индивидуализм не верит в действенность теорий, запрещающих естественные особенности общества. Идеология, основанная на догмах не сможет существовать долгое время без болезненного обвала. Вы помните, что человечество, обладая памятью в конце концов сложит два и два и поймет несостоятельность догм. А разрушение главенствующих догм ведет к разрушению и самого строя.

Несостоятельность коммунизма хорошо описана во многих работах, и потому я не буду останавливаться на этом аспекте.

Индивидуализм не основан на догмах (об этом позже, для существования индивидуализма нужно ощущение реальности) и потому является самой устойчивой теорией общества. Для существования индивидуализма нам не нужны "аристократические мифы Платона". Мы берем человека, признаем различия интересов и допускаем только одно - человек умеет делать самостоятельные шаги, без бюрократических нянек и красивых книжек.

теорема ощущения реальности
Отсутствие догм в индивидуализме не совсем верное заявление. Для действенности индивидуализма необходимо, чтобы каждый человек верил в реальность реальности. В то время, как случайность рождения была представлена как аксиома, ощущение реальности можно доказать (примечание: доказательство всегда основано на аксиоматической части, а потому скептически настроенный читатель не согласится с нижеследующими выводами. Чтобы не забивать манифест полемическими рассуждениями, вы должны воспринимать это "доказательство" всего лишь как метод, с помощью которого возможно более серьезное доказательство).

Множество вступительных текстов по философии мусолят теорию солипсизма, не пытаясь доказать несущественность такого убеждения. Кроме того, многие "продвинутые" академики во всех необъяснимых явлениях обвиняют субъективный идеализм, ничуть не отличаясь от более "простых" в своих убеждениях уфологов.

Несостоятельность солипсизма доказать достаточно легко - (1) солипсизм не может быть массовой идеологией, (2) даже если принять правильность солипсизма, индивидуальная реальность все же подчиняется внешним правилам и потому не может включать в себя всю реальность.

Различия в фантазиях и отображенной реальности, обыденность такой реальности показывает наличие внешних правил. Внешние правила - это есть реальность. Сходство отображений реальности среди людей также показывает наличие общих правил, общей реальности. То есть внешние общие правила есть общая реальность. Первичность материи или идей здесь не играет роли и не влияет на наши рассуждения.

Человек способен только на отображение реальности. Реальность воспринимается не напрямик, а через органы чувств и анализирующие центры. Человек без зрения отображает реальность не так, как ее отображает человек зрячий. Но схожесть наших отображений (интертемпоральное и интрапопуляционное) доказывает существование реальности.

Но реальность не есть только общие внешние правила. Наличие общих внешних правил доказывает существование реальности, но не доказывает целостность наших познаний о реальности. Эта тенденция роста общей внешней реальности доказывает существование целостной реальности, реальности, в которой мы живем.

Итак, существует разница между отображением реальности, известной реальностью (общая внешняя реальность) и всей реальностью.

Конечно, наличие внешней реальности не означает статизм (неподвижность) реальности. Агенты имеют возможность изменить реальность (срубив дерево и построив дом), и это относится к общей внешней реальности так же как и к индивидуалистическому отображению реальности (срубив дерево и построив дом, человек отобрал возможность срубить это дерево и построить дом у другого). Это влияние других людей на мое отображение реальности и является самым важным эффектом (в последующем - "эффект 'домино'") социальных отношений.

Важность реальности и эффекта 'домино'.
Субъективизм отвергает полезность общественных и философских построений вообще. Существование реальности, в свою очередь, не является единственным условием возникновения социальных проблем. Необходим механизм влияния на реальность и механизм влияния на отображение реальности других. Хорошим примером будет различие действий и мыслей человека. Мысленно срубив дерево я не отнимаю возможность у другого человека срубить это же дерево (мысленно или реально).

Вера в реальность и эффект 'домино' конечно не является особенностью индивидуалиста, но реальность совершаемых действий накладывает рамки на поступки индивидуалиста (о морали индивидуализма позже).

Либертарианизм.
Индивидуализм во многом противопоставляет себя государству. Это может вас навести на мысли о схожести индивидуализма и либертарианизма. И опять, это не совсем так.

Либертарианизм, пытаясь предоставить свободу человеку забывает о имперфектном действии аксиомы случая, описанной ранее. Действительно, если бы каждый человек рождался с одинаковыми возможностями, это бы позволило каждому поступать исходя из своих желаний. Искажения аксиомы случая часто слишком велики, чтобы оставить их на произвол судьбы.

Кроме того, либертарианизм верит в важность рыночного механизма, в то время как индивидуализм верит в развитие нерыночных отношений.

И в некоторых аспектах, включая национализм, и государственность, индивидуализм идет дальше либертарианизма.

Мораль в индивидуализме.
Отсутствие догм призывает к отказу и от национальной/религиозной морали. Не опустимся ли мы в хаос анархии в таком мире?

Индивидуалист верит в свою зрелость. Индивидуализм как мировоззрение появляется именно в зрелых людях, встающих против беневолентных (или корыстных) вожаков. Мы прошли долгий путь от Левиафана Хоббса через представительную демократию и теперь входим в этап зрелости. Люди переходят в безгосударственность, веря в то, что государство является анахронизмом. Человек не может учиться бесконечно, в какой-то момент он встает и говорит, что готов жить самостоятельно, без (возможно, добрых) направляющих рук.


ЧТО ДЕЛАТЬ?

Вы можете резонно спросить, какая цель у этого манифеста? Ведь я уже говорил, что в индивидуализм нельзя вступить как в партию "НДР". Индивидуализм не является религией. В чем же смысл этого текста?

Внимательно читающий человек заметит, что у индивидуалиста нет веры в "хэппи-энд" человечества. Сократ, представ перед афинским судом как-то сказал, что он не боится смерти, потому что не знает что она несет в себе, а как можно бояться того, что не знаешь?

Индивидуалист возразит - бояться того, что не знаешь не только можно, но и нужно. У человека нет уверенности в неизбежности финального синтеза Гегеля. Мы можем исчезнуть так и не добравшись до счастливого завтра. А потому мы не имеем право делать все, что нам вздумается, не думая о будущем. Мы не имеем уверенности Сократа, бодро шагающего в темной комнате. Мы обязаны ступать осторожно, стараясь не наткнуться на огромное количество рассыпанных по полу лезвий.

Индивидуализм не означает предельный жестокий эгоизм, надеюсь вы поняли это. Индивидуализм позволяет избавиться от многих опасностей. Почему мы должны жить опасаясь всемирного холокоста только из-за догматических соображений, никак не связанными с нашими желаниями? Можем ли мы позволить себе проявлять такой исторический тупизм? Можем ли мы продолжать действовать под влиянием чужих желаний?

Наступает момент в жизни общества, когда мы не можем позволить себе идти на поводке случайных хозяев.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, индивидуализм на смену либерализму и государственности? Работать экскурсоводом в джунглях Африки в понедельник, кататься на сноуборде в Альпах во вторник, ловить рыбу в Тихом в среду, писать сценарий к новому фильму в четверг, танцевать в огромном клубе в Нью-Йорке в пятницу, учить немецкий в Кельне в субботу, остаться дома в Москве в воскресенье... Избавиться от паспортов завтра, накормить голодающих через неделю, выдать всем по дому через месяц, разобрать танки через год... Создать общество основанное на культуре, личных желаниях, открыть дорогу творчеству...

Все это кажется розовым сном идеалиста. И доля правды в таком мнении есть. Манифест не перечеркивает трудностей избавления от догм. Негибкость общественных устоев еще долгое время не позволит многим превратиться в самостоятельную личность. Врожденная дискриминация не позволит равноправие выбора. Вожаки не позволят распыления государства. Возможно нас будут откидывать назад как и раньше. Сжигать наши интересы на костре, запрещать "опасные" знания.

Но запомните, нас много... и с каждой минутой становится все больше. Мы слушаем что нам нравится, мы читаем что мы любим, мы смотрим что хотим, мы говорим что на душе, мы смеемся над плоскодумами в роллс-ройсах, мы не играем в эстафету с другими людьми, стараясь оторвать кусок побольше, мы не испытываем прилива счастья взобравшись выше других по социологической лестнице, мы просто принимаем красоту и чудо жизни и каждый день живем всем сердцем. Мы намного мудрее вас и вскоре весь мир "будет нашей устрицей".


[END OF FILE]